ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА АФРИКАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

- каталог книг и статей

ГЛАВНАЯ - БИБЛИОТЕКА
Косухин Н.Д. Политическая власть и политический процесс в Африке. // Вестник Российского университета дружбы народов. – Cерия: Политология. – 2001. – № 3. – С. 80–87.

Шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС В АФРИКЕ

Н. Д. КОСУХИН


Институт Африки Российской Академии наук
ул. Спиридоновка, 30/1, 103001, Москва


Власть можно определить как социальные отношения, которые проявляются в возможности и способности одних людей принимать решения, имеющие обязательный характер для других, влиять на их деятельность, используя авторитет, право, принуждение и другие средства. Главнейшее свойство власти – ее асимметричность, предполагает принципиальное различие между субъектом и объектом властных отношений. Первый активное направляющее начало, а второй руководимый субъектом власти.

Вместе с тем грань между субъектом и объектом власти условна. В демократическом обществе народ является и субъектом и объектом власти.

Средства воздействия субъекта на объект составляют ресурсы власти, которые бывают экономическими, административными, социальными, культурно-информационными, демографическими, принудительными. Процесс властвования характеризуется механизмом и способами властвования. Механизм власти – это социальные институты и аппарат управления, с помощью которых обеспечивается господство субъекта над объектом. Борьба за завоевание власти и осуществление власти – основное содержание политики. Сфера политики охватывает все, что связано с властными отношениями с проведением той или иной общественной линии поведения1.

По своему содержанию политическая деятельность представляет собой процесс производства политических отношений и институтов, политических ценностей и ориентации, форм коммуникаций и информации, связанный с обеспечением интересов определенных социально-политических сил, национально – этнических общностей, организаций, индивидов по преобразованию общества с помощью политической власти.

Среди всех институтов, осуществляющих функцию политического регулирования общественной жизни, решающее значение принадлежит институту политической и государственной власти. Политическая и государственная власть – очень близкие понятия, но не тождественные. Политическая власть шире государственной и реализуется не только через механизмы государства, но и через деятельность партий, общественных организаций, политические нормы и идеи. Отличительными признаками политической власти являются: верховенство, то есть обязательность ее решения для всего общества; всеобщность – функционирование на основе права от имени всего общества; моноцентричность – существование общего государственного центра принятия решений; многообразие ресурсов – экономические, социальные, культурно-информационные, правовые, нравственные, принудительные и др.

По мнению известного философа К. Поппера история политической власти есть ни что иное, как история международных преступлений и массовых убийств. Он полагал, что политическая власть превращается в “ядро истории” в силу ряду причин: во-первых, [c.80] власть воздействует на всех людей; во-вторых, люди склонны боготворить власть, что является одним из худших видов человеческого идолопоклонства, пережитка времен угнетения и рабства и порождено страхом; в-третьих, люди обладающие властью, как правило, хотят того, чтобы их боготворили, и это им вполне удается – многие историки писали под надзором императоров, генералов, диктаторов (Поппер, 1992, т.1. с. 312).

Злоупотребление властью, подавление свободы граждан заложены не в сущности самой власти, а в необоснованной и неоправданной ее концентрации. Эффективность власти определяется ее лигимитностью, поддержкой со стороны широких слоев населения. Отсутствие широкой поддержки осложняет власть, приводит ее к общему снижению эффективности во всех сферах общественной деятельности.

Власть может носить как негативный, так и позитивный характер. Власть нельзя сводить к функциям насилия. Она многомерна, вездесуща и всеобъемлюща.

Власть необходима в качестве первостепенного условия реализации права, выполняет функции по регулированию групповых конфликтов и осуществлению коммуникации внутри государства. Власть опирается на общепринятые или юридически закрепленные в данном обществе ценности и принципы, определяющие и регулирующие место, роль и функции как отдельного человек, так и социальных и политических отношений.

По мнению отечественных исследователей, эффективность власти определяется осуществлением программы, основанной на следующих принципах: а) на фундаментальной концепции общества и построенную исходя из теории данного общественного процесса; б) адекватно отображающую действительность, законы и тенденции ее изменения, реально возможные в политике; в) исходящую из представления о данном политическом процессе как о системе, способной развиваться и адекватно взаимодействовать с другими процессами – экономическими, культурными правовыми и т.п.; г) преследующую соответствующую возможностям цель; д) обладающую средствами полной реализации своих собственных возможностей; е) способную критически оценивать результаты выполнения программы (см.: Технология власти, 1995).

Политическая власть реализуется посредством государственной власти, выражающей, как правило, экономические, политические и идеологические интересы господствующего класса. В развивающихся странах Африки политическая власть не столь социально обусловлена и растекается в традиционные, этнические, религиозные отношения. Политическая сфера в этих государствах обладает своей спецификой. Социальная основа власти представлена блоком разнородных сил, в котором руководящая роль принадлежит политической элите. В осуществлении властных функций участвуют не только государство и правящие партии, массовые общественные организации, но и традиционные институты. Первоначально властные приоритеты принадлежали правящим партиям, возникали своеобразные “партия-государство”. Одним из родоначальников такой теории и практики был президент Гвинеи А.С. Туре.

Функционирование политической власти и ее взаимодействие с обществом в развивающихся странах определяется следующими характеристиками, которые были предложены российскими исследователями В.Г. Хоросом и М.А. Чешковым:

– стартовая ситуация, которая вытекает как из предшествующей истории, так и из конкретных обстоятельств возникновения данной политической власти (экономический кризис, вооруженный конфликт, национальное движение т.п.);

– роль внешних воздействий, взаимодействие геополитических сил, а также степени вписанности той или иной страны в мировое хозяйство;

– состав политической элиты, уровень ее гомогенности, ее непосредственная социальная опора;

– тип отношений элиты и масс (вертикальная мобильность, элементы саморегулирования), что определяет возможность политической мобилизации и вовлечения в процесс различных групп населения;

– основные структуры и институты власти, их способность к установлению обратных [c.81] связей, включая взаимоотношения центральной и местной администрации;

– роль национального лидера и его окружения в выработке и проведении в жизнь эффективной экономической и социальной стратегии;

– использование в процессе развития, политической и социальной мобилизации масс национальных культурных традиций, без чего практически невозможна “идеология развития;

– степень, характер и механизмы достижения консенсуса в обществе (см.: Авторитаризм и демократия в развивающихся странах, 1996, с. 16).

Приведенные характеристики, разумеется, не могут исчерпать реальные процессы политических отношений в развивающихся странах. Следует учитывать механизмы власти, лежащие в их основе, и то, что социальные интересы определяют конкретную направленность и практическую реализацию политических процессов, оформление их в виде определенных политических структур. В условиях размежевания политических и этнических интересов, усиления центробежных тенденций, антагонизмов между центром и периферией единственно приемлемый способом установления гражданского соглашения заключается в формировании правительства национального единства.

Природное и культурно-этническое многообразие африканского мира, самобытность этногенеза, исторических судеб его народов во многом определили специфику общественного развития стран континента. Содержание, характер и особенности политического процесса в решающей степени предопределяются типом общества, уровнем его экономического и культурного развития, социальной природой государственной власти, соотношением и борьбой различных социально-политических сил. Для анализа политической ситуации в незападном мире широко применяется “синдром из семнадцати пунктов” американского политолога Л. Пая, изложенный в его работе “Незападный политический процесс”. Он заключается в следующем:

– в незападных обществах сфера политики не отделена резко от областей общественных и личных отношений;

– политические партии склонны претендовать на выражение мировоззрения и представляют образ жизни;

– политический процесс отличается преобладанием клик;

– характер политических ориентации предполагает, что руководству политических группировок принадлежит значительная свобода в определении стратегии и тактики;

– оппозиционные партии и стремящиеся к власти элиты часто выступают в качестве революционных движений;

– политический процесс функционирует без интеграции среди участников, что является следствием отсутствия в обществе единой коммуникационной системы;

– незападные общества отличаются незначительностью консенсуса в отношении узаконенных целей и средств политического действия;

– интенсивность и широта политической дискуссии мало связаны с принятием политических решений;

– отличительной чертой политического процесса является высокая степень совмещения и взаимозаменимости ролей;

– в политическом процессе невелика значимость явным образом организованных групп интересов, играющих функционально специализированные роли;

– национальное руководство вынужденно апеллировать к недифференцированной общественности;

– неструктурированный характер незападного политического процесса вынуждает лидеров придерживаться более определенных взглядов во внешней, а не во внутренней политике;

– эмоциональные и символические аспекты политики оттесняют на второй план поиски решений конкретных вопросов и общих проблем;

– велика роль харизматических лидеров;

– политический процесс обходится в основном без участия политических “брокеров”. [c.82]

Эти положения в значительной степени дают представление не только о характере политических процессов, но и выводят на особенности властных структур в африканских странах. Отмеченные характеристики политического процесса в развивающихся странах заслуживают пристального внимания. Вместе с тем в последние годы усиливается тенденция к фактическому переходу функций принятия важнейших политических решений к основным центрам капитализма и их международным валютно-финансовым центрам в условиях мировой глобализации (см.: Васильев, 1999, с. 2-3).

На состоявшейся в сентябре 1999 г. “саммите тысячелетия” ООН лидеры ведущих стран мира заявили о своей решимости уменьшить к 2015 г. вдвое число тех, чей доход меньше одного доллара в день, страдает от голода и не получает чистой питьевой воды. (При этом следует учитывать, что задолженность африканских стран Западу составляет 350 млрд. долл.).

В XXI век Африка вошла с отсталой экономикой и осталась регионом перманентной политической нестабильности. В этих условиях большую роль играет мобилизация внутренних ресурсов населения, строгой дисциплины, контроля и учета со стороны государства. Отсюда возникает острая необходимость в сильной власти.

В подготовленном Всемирным банком докладе о перспективах развития Черного континента, озаглавленном “Может ли Африка претендовать на ХХI век?” отмечается, что безоглядная либерализация и стремительный отказ государства от участия в экономической жизни не всегда приносят хорошие результаты. Документ указывает на “ограничения узколобого рыночного подхода” и на необходимость “сильного и действенного государства”. В докладе подчеркивается необходимость сделать еще очень многое, чтобы государственные институты стали по-настоящему отражать надежды и чаяния африканских народов. Предполагается добиться представительства в них различных этнических групп, в том числе национальных меньшинств, передать часть полномочий центральных органов на места и превратить местную власть в реально работающую, утвердить верховенство закона, уменьшить масштабы коррупции, повысить эффективность госаппарата.

Государство может многое сделать в этом направлении. Во-первых, требуются ясные, четкие, не меняющиеся законодательные нормы для частного предпринимательства. Во-вторых, необходимо активное участие государства в больших проектах в области инфраструктуры: строительстве железных и шоссейных дорог, прокладке линий электропередачи, обеспечении телекоммуникаций. Как правило, они требуют больших затрат, окупаются не сразу и не представляют большого интереса для частных инвесторов. Между тем без инфраструктуры невозможно быстрое развитие сельского хозяйства, то есть улучшения благосостояния большинства африканцев. В третьих, государства могут сыграть важную роль в повышении производительности труда и конкурентоспособности на мировом рынке, без которых XXI век окажется для Африки потерянным. Для этого надо улучшить системы образования и здравоохранения.

В месте с тем следует учитывать, что одной из особенностей осуществления политической власти в Африке является своеобразный культ государства, почетность всякой близости к нему и причастность, что составляет одну из самых старинных восточных традиций (см.: Зарубежный Восток, 1980, с. 297).

Противоборствующие силы стремятся к овладению государственными и политическими структурами не только для развития общества по угодному им направлению, но и для непосредственного извлечения экономических преимуществ через сам механизм власти. Власть бюрократии отождествляется не только с политической, но и с экономической властью. В результате в африканских странах происходит гипертрофированное раздувание государственного аппарата. В политической жизни Африки преобладающим типом институционализации государственной власти остается авторитарно – бюрократический, основанный на доминирующем положении в системе государства институтов исполнительной власти и отождествлением ее с личной властью правителей. Африканская разновидность [c.83] бюрократического государства покоится на административном централизме и патримониализме, который означает субъективно-личностные отношения (Севортьян, 1977, с. 173).

Патримониальные отношения проявляются в персонализации лидерства, когда авторитет личности является не только производственным от занимаемой должности, но и освящен традицией, принадлежностью к определенной группе, этносу, конфессии. Эти отношения связаны с личной лояльностью к лидеру со стороны его ближайших соратников и подчиненных. Патримониальные связи включают симбиоз традиционных отношений и современных элементов конституционализма, норм и различных идеологических ориентаций. И такой тип патримониально-клиентельных отношений широко распространен в африканской политической культуре.

Наконец, патримониализм означает установления личного господства и контроля над государственными службами и использование их возможностей в личных целях. Эти факторы открывают широкие возможности для коррупции, перелива государственных средств в собственный карман бюрократии. “Перед нами – отмечал Р.Э. Севортьян, – выходящий за рамки этики, юриспруденции, конституционализма политический порядок, когда даже криминальность, мафиозные отношения, негласно освященные патронально-клиентельными установками и мотивациями, приобретают право на существование” (Севортьян, 1977, с. 174).

Голландский африканист П. Гешире, опираясь на свой опыт исследовательской работы в Камеруне, описывал тяжелый пресс авторитаризма и бюрократизма, ощущаемый повсеместно вплоть до самых отдаленных деревень.

За годы независимости колониальные конструкции, навязанные африканским обществам извне, быстро африканизировались, а современные государственные институты успели пропитаться традиционными представлениями о власти и авторитете (Кочакова, 1999, с. 62).

В российской литературе достаточно основательно разработана проблема места государства в политической жизни развивающихся стран (см.: Чиркин, 1990; Энтин, 1978). В ряде исследований рассматриваются особенности властных структур в развивающихся странах: слитные партийно-государственные структуры, верховенство правящей партии, многоклассовый характер государственной власти и ее относительная самостоятельность, распространенность форм военного управления, персоналистский характер государственной власти, связанный с огромными полномочиями лидера страны, нередко принимавший уродливые формы своеобразного культа личности. О последнем свидетельствует деятельность пожизненных президентов Мобуту Сесе Соко в Заире, Бургибы в Тунисе, Банды в Малави, и других.

Политическая власть в африканских странах представляет собой сложную систему общественных отношений, множество изменений. Механизмы власти, методы ее осуществления характеризуются сочетанием строгого и нового, привнесении в новую систему политических отношений этнических, религиозных, клановых и иных неклассовых связей. В результате власть отличается гибридностью, этничностью, что приводит к ее неустойчивости и противоречивости. Это стало следствием унаследованных отсталых социальных структур, отсутствием демократических традиций, экономической слаборазвитостью и зависимостью. С другой стороны, это результат незавершенного постколониального политического развития, модернизации экономических и социальных структур.

Ряд отечественных исследователей отмечает необходимость “более широкого и реалистического подхода” к проблемам механизма власти в странах Африки. В частности, важную политическую роль играют и институты, не входящие в политическую сферу. Речь идет о религиозных, общинных, племенных и земляческих объединениях, обычном праве. Анализируя политический процесс в западно-африканских странах, Л. Гевелинг приходит к выводу, что здесь сложился весьма специфический способ организации власти, который соединяет в единое целое [c.84] отдельные принципы и институты традиционных и современных форм демократии и авторитаризма, а также элементы архаического властвования. Условно он предлагает этот способ организации власти назвать “афрократией” (Механизмы политической власти., 1991, с. 14).

Развивая эту мысль, Н.Б. Кочакова считает, что по своей сущности традиционная власть локальна и связана с определенным этносом и поэтому является этически ограниченней по всем параметрам. В современном государстве традиционная власть неизменно занимает подчиненное положение, даже если ее носители представлены на центральной арене (Там же, с. 26).

Активизация ислама в 70-е – 90-е годы привела к усилению мусульманских духовных орденов в политической жизни ряда стран тропической Африки. Так, в политической системе Сенегала переплелись западные политические и местные социально-конфессиональные институты.

Отечественный исследователь А.Д. Саватеев отмечает дуализм политической системы, механизма власти, что создает сбалансированную социально-политическую ситуацию. Больше того, экономическая сила и консолидация орденов, сочетающиеся с массовой поддержкой населения, позволяют им вести самостоятельный курс, а также укрепить свое присутствие в центральных институтах политической власти страны (См.: Саватеев, 1999, с. 120).

После достижения независимости в африканских странах начинает формироваться новая система политической власти, которая заключалась в двух ипостасях. Первая ее часть выражалась в формально-правовом аспекте – в принятии конституции, формировании административных и правовых институтов местных органов власти. Конституционно-правовая модель воспроизводила ряд существенных элементов механизма власти в бывших монополиях, а также США, СССР. Это была попытка перенести на африканскую почву западные политические институты и партии, которые не соответствовали социально-экономическим и политическим условиям, ни особенностям политической культуры.

В ткань формального механизма власти входит фактический (реальный) механизм политического управления, представленный правящей элитой (военной или гражданской). Зарубежные авторы характеризуют элиту как особый “политический”, главным признаком которого являются отношения не к собственности, средством производства, а к власти.

В арсенал методов реального политического руководства входит личные, персональные связи, политическая коррупция, система коммуникаций “патрон-клиент”, а также этнорелигиозные связи. При этом важно отметить экономический ресурс реальной власти. Происходит сравнивание капиталистической способности и политической власти в лице бюрократической буржуазии. В Нигерии отмечал И. Следзевский “политическая и административная власть использовались как средство и одновременно удобное прикрытие закулисных маневров правительственной элиты и государственного менеджмента с целью перераспределения в свою пользу бюджетных ассигнований, выгодных контрактов с иностранными фирмами и приобретение для этого возможно большего политического и личного влияния в высших сферах” (Нигерия…, 1988, с. 239).

Особенности социальной структуры африканского общества выдвинули армию как особый социально-политический институт, претендующий на выражение общественных интересов. Во многих странах, особенно в первые годы независимого развития, во властных структурах господствовали армейские круги. Военное управление отражает не только экономические трудности и этнические противоречия, но и борьбу, за власть между различными этнополитическми группировками. На основании выше изложенного можно сделать следующие выводы.

Постколониальное развитие африканских стран характеризовалось прямым заимствованием западных государственных и политических структур, что приводило к [c.85] разрушению традиционных институтов управления. Модели общественного развития отличались эклектичностью, неустойчивостью, а отсутствие демократических традиций, экономическая зависимость от бывших метрополий тормозили модернизацию экономических и политических структур.

Значительную остроту в политическую жизнь вносили нищета, поголовная бедность населения, межэтнические противоречия, нестабильность ситуации, постоянная угроза военных переворотов.

В условиях политической нестабильности, отсутствия гражданского согласия, а также перед угрозой территориального распада и в результате борьбы за власть между различными группировками повсеместно сформировались однопартийные системы, которые привели к утверждению авторитарных политических режимов. В конце 80-х годов они существовали в 38 из 45 государств Тропической Африки.

На рубеже 80-90-х годов на фоне общемировой демократической тенденции демократические перемены начались и в большинстве африканских стран, затронув политическую, законодательную и другие сферы общественной жизни. Изменения охватили страны различных политико-идеологических ориентаций и социально-экономических курсов. Важнейшим результатом демократических преобразований стало установление многопартийных политических режимов.

Проблемы политической модернизации властных структур в африканских странах привлекли пристальное внимание исследователей (см.: Авторитаризм и демократия в развивающихся странах, 1996; Тропическая Африка…, 1996; Африка: многовариантность развития, 1997 и др.). Высказывались оптимистические предположения, что происходящие перемены послужат экономическому развитию африканских стран. Тем более, что заявления ряда политических лидеров Европы свидетельствовали об их заинтересованности в продвижении западных моделей демократии на Африканский континент. Как правило, Запад увязывал экономическую помощь африканским странам с осуществлением в них демократических преобразований: установлением многопартийности, защитой прав человека, свободой средств массовой информации, демократическими выборами.

Между тем следует учитывать, что переход к демократии не сводится к простой смене политического режима, провозглашению прав и свобод граждан, установлению многопартийности. Демократия – это политическая система, которая обеспечивает возможности для смены должностных лиц, а также “обладает социальным механизмом, позволяющим большой части населения влиять на принятие основных решений, делая выбор среди лиц, соперничающих в борьбе за занятие политических должностей” (С. Липсет).

Политическая модернизация на континенте происходит в условиях отсутствия в большинстве африканских стран социально-экономических, политических и культурно-психологических предпосылок для установления демократической системы. Возникает вопрос, насколько западные европейские модели демократии соответствуют африканским реалиям. Эти модели вряд ли применимы в условиях общества, в которых весьма сильны влияния традиционных институтов и представлений, религиозных, этнических и психологических факторов.

Политические изменения в Африке сопровождаются не столько расширением их социальной базы, сколько усилением патронажно-клиентельных отношений, ростом этнорегиональных движений, возникновением "этнической демократии". Происходит кризис пост колониального государства, которое в целом ряде случаев неспособно контролировать ситуацию на собственной территории, предотвратить возникновение параллельных центров влияния и власти.

В сфере властных отношений происходит некий симбиоз отдельных принципов и институтов традиционных и новых, пробуржуазных, форм демократии, автократии и элементов архаического властвования. Возникшая на такой основе государственность как бы соединяет современные и архаичные патримониальные черты. Социально-политические [c.86] структуры включают сильный компонент этноклановых связей.

В то же время оппозиция в Тропической Африке не сложилась как организованная политическая сила, опирающаяся на определенные слои общества. По существу происходит борьба разных фракций элиты за власть. В этих условиях многопартийность вылилась в институционализацию оппозиции на базе этнических, региональных или конфессиональных интересов.

Путь демократических изменений в африканских странах сопряжен со многими трудностями, будет длительным и нелегким. Процесс демократизации отражает, в конечном итоге, поиск альтернативных путей развития. При этом политическая динамика в ряде случаев обнаруживает движение не от авторитарной системы к демократической, а прямо противоположную тенденцию. По мнению американского политолога С. Хантингтона, мировой опыт свидетельствует, что процесс демократизации развивается в соответствии с принципом: два шага вперед, один шаг назад. Представляется, что к некоторым африканским ситуациям больше подходит ленинская максима: шаг вперед, два шага назад.

ЛИТЕРАТУРА

1. Авторитаризм и демократия в развивающихся странах. – М. 1996.
2. Африка: много вариантность развития. – М., 1997.
3. Васильев А.М. Африка – падчерица глобализации (доклад на VIII конференции африканистов). – М., 1999.
4. Зарубежный Восток и современность. – М., 1980.
5. Комар Ю.И. Демократизация в Африке: 1980-1990-с годы. – М., 1997
6. Кочакова Н.Б. Раннее государство и Африка. – М., 1999.
7. Механизмы политической власти в странах Западной Африки. – М., 1991.
8. Нигерия. Власть и политика. – М., 1988.
9. Общество и государство в Тропической Африке. Конституциональное право развивающихся стран. Общество, власть, Личность. – М., 1990,
10. Поппер К. Открытое общество и его враги. – М., 1992.
11. Процессы демократизации в африканских странах: тенденции 90-х годов. – M., 1993.
12. Технология власти: философско-политический анализ. – М., 1995.
13. Саватеев А.Д. Мусульманские духовные ордена в Тропической Африке. М., 1999.
14. Севортьян Р.Э. Государство и власть в современном мире. Теория. Политика. Реальность. – М., 1977.
15. Современная Африка: итоги и перспективы развития. Эволюция политических структур. – М., 1990.
16. Тропическая Африка: от авторитаризма к политическому плюрализму? – М., 1996;
17. Чиркин В.Е. Государственная власть в развивающихся странах. – М., 1990.
18. Энтин Л.М. Политические системы развивающихся стран. Государство и политические страны в странах Азии и Африки. – М. 1978.


ПОИСК ПО САЙТУ

НЕ ПРОПУСТИТЕ!

Животный мир Африки


Африка: обои на рабочий стол



© www.africa.org.ua 2007-2016. При использовании материалов сайта, ссылка на www.africa.org.ua обязательна.
По всем вопросам пишите на varbane@gmail.com . Политика конфиденциальности